Синонимы слова, морфология

Сколько слов знает обычный человек? 1. Союз. Можно заменить словами «что», «как». Синтаксические конструкции с союзом «будто (бы)» выделяются запятыми. Хороший и умный. Тысячи приятных, лишних слов. Безделиц. И на выдохе, мучаясь смущением, произношу те самые, главные слова. А в животе медленно набухает воздушный пузырь.

Надо выпить. Это поможет. Надеюсь, хотя бы, что это не очень заметно. Ставишь бокал обратно, так и не притронувшись к нему. Прячешь взгляд. Июль в этом году выдался знойный. Здесь, на крыше городской многоэтажки, это чувствуется особенно хорошо. Подойдет любой способ, это лишь вопрос личных предпочтений. Люди, спешащие по делам. И вот еще. Как раньше не заметил?

Конкретнее — двадцатидвухлетний, с документально обозначенным высшим образованием, не нагруженный женой, детьми и постоянной работой? Я, к примеру, с недавних пор владею только четырьмя: давай; будем; просто; друзьями.

У потолка это уже легкая, только что выпущенная из легких, дымка цвета кварца. Тянусь к стакану, превозмогая отвращение. Ни о чем конкретно и обо всем сразу. Ты рассказываешь что-то из вчерашнего дня. Забавно и искренне.

Люди продолжают чинно жевать. Черная пустыня с редкими оазисами из антенных мачт и дефлекторов. Рождение и смерть. Только тоска и страх. Да где-то глубоко подо мной зеленые прямоугольники газонов. Кто-то дал ему жизнь. Мама и папа. У него тоже есть родители. Знают ли, как ему тяжело? Никто никому и ничего не должен.

Погибнешь, а никто и не заметит. Так запросто, на обезвоженной крыше, среди бетона и металла. Поворачиваюсь на спину, вытягиваю руки вверх и с хрустом тянусь. Записка: «А ты хорош. Позвони мне». И подпись — два ярких полукруга, оставленные губной помадой. Да тут продуктов на неделю хватит, а то и дней на десять, если не сильно увлекаться. Уф. Теперь на выход. В лотке, плотно прижавшись друг к другу, лежат три по ноль пять, банка шпрот и две с тушенкой, краюха «Бородинского» и семейство опят, упакованных в пол-литра стекла.

Десять штук. Как обычно горят только три. Возле каждой очередь: человек семь, восемь

Я лежу на жестких от впитанного пота простынях, и смотрю на морского гада. От окна тянет сквозняком, и его липкие конечности толстыми змеями ползут ко мне. Тянутся, чтобы обнять. На полу рядом с кроватью, руку протяни — достанешь, пустая бутылка. От соуса? Разбитая «Нокия»: трещина через весь экран; на клавиатуре не хватает единички и тройки.

Последний рубеж. Черные ленты транспортеров с сидящими за ними Светами, Машами и Ксюшами

Огненный шар прокатывается по пищеводу, падает в желудок, и я вырубаюсь. Мы расположились в глубине зала, рядом с зашторенным окном. Круглый столик на двоих застелен накрахмаленным полотном. Бутыль красного вина. Столовые приборы и фруктовый десерт.

Точно под тонким слоем кожи проложены тысячи проводящих нитей и по ним идет ток, от чего они начинают ярко светиться. Поднимаю бокал и говорю: «Привет». Ты со смехом принимаешь правила игры. Звонкий хрустальный поцелуй и мы уже пьем терпкое полусухое. Случайное, казалось бы, знакомство постепенно переросло в симпатию, потом в привязанность, и вот сейчас готово переродиться во что-то большее.

Где-то в зале неспешно плавают рыбы-разносчики. Ты что-то говоришь. Кажется о том, какой я классный. В том, что не хочу дружить. Вязкая пустота внутри забирает силы, втягивает в себя мысли и чувства. Встаешь и уходишь: «Не надо. Не провожай», а я все так же сижу. Побежденный. Запомнили. И тут уже неважно как: бритва, веревка или таблетки. Начало и конец. Я вот, например, почти добрался до своего.

Откуда он тут? Тонкий упрямый прутик с маленькими жухлыми листочками. На какое-то время забываю о том, зачем я здесь. Держусь за арматуру, и разглядываю увядающее растение. А если уж попал сюда, то сам виноват. А я-то сам? Мое отсутствие заметят? Перекатываюсь дальше, на левый бок, и случайно натыкаюсь на лист бумаги, лежащий на подушке. Голевой пас. Удар. И счет уже три — ноль в мою пользу.

И есть только одна вещь, продолжающая меня тревожить. Накидываю футболку, шорты и иду в кухню. Живот уже сводит от голода. Пустая банка из-под морской капусты летит в направлении мусорного ведра. Ударяется об край и, отскочив, падает на пол. Какое-то время катится, выписывая замысловатую кривую.

Это я виноват. Или, хотя бы вот этому малышу? 1. Союз. То же, что «словно, будто». Но и это обман. Сигареты кончились вчера. Или позавчера. Но разве это препятствие для того, кто решился.

Также интересно: